ala_guerre (ala_guerre) wrote,
ala_guerre
ala_guerre

Categories:

История Меркантора

Ли Юэнь растил нас трезвомыслящими людьми с горящим сердцем. Эти две вещи прямо противоположны друг другу, однако именно в такой противоположности заложена вся суть китайской диалектики. По проекту Ли Юэня мы должны чистым рассудком анализировать происходящее, чистым рассудком планировать свои действия, но никогда и ничему не позволять сделать нас равнодушными к окружающим и целиком замкнутыми на личные интересы сегодняшнего дня.

Однако когда я прибыла в институт Галактической Программы, у меня не было никакого опыта в распознании внутренней сущности людей, поэтому этот молодой, деятельный и красивый сотрудник института очаровал меня в кратчайшие сроки. Сейчас задним числом я не могу рационально объяснить, как все это происходило, память подсовывает мне в качестве тех ощущений лишь какой-то распирающий дискомфорт в груди, порождающий что-то вроде чувства безграничного восторга. Звали сотрудника очень пафосно, что-то вроде Даймонд Ритц, но имя уже стерлось из воспоминаний, поскольку теперь и навсегда он для меня Меркантор.

Термин «Меркантор» -- моя гордость. Я нашла этот термин задолго до знакомства с проф. Инъязовым. Составлено слово из «меркантильность» и «кантор». Кантор -- это поющий молитвы и сочиняющий их мотивы. Смысл его деятельности: при помощи силы и обаяния своего голоса загонять в подсознание прихожан религиозные истины. Именно этим и занимался Меркантор, только религия у него была особая. Религия денег. С его точки зрения каждый человек на протяжении всей своей жизни оптимизировал одну лишь вещь: втекающий поток материальных благ. Каждый поступок человека трактовался Меркантором, будто это -- хорошо продуманный шаг, в перспективе приносящий определенную сумму дохода в долларах. Этот символ веры он воспевал на самые разные лады.

Когда заранее знаешь ответ, гораздо проще найти ему соответствующее решение. По этой причине деятельность любого человека с лёгкостью задним числом укладывается в экономический детерминант. Ньютон был движим не жаждой познания, а необходимостью отрабатывать оклад в Тринити-колледже. Джон Леннон устроил свою постельную борьбу за мир только для самопиара, поскольку стремительно терял популярность.

Диоген на самом деле жил в пифосе не ради каких-то неясных кинических стремлений, а по сговору с местными гончарами для рекламы высокого качества термоизоляции у произведенного ими. Вообще кинизм изначально детское устремление, взрослый же должен судить все вещи посредством цинизма.

Меркантор говорил, что зрелый, умный человек не может не отдавать себе отчёта, что все люди стараются строго для себя. Искать в поступках людей иные стремления -- впадать в наивность. Идеологии и религии только для отвода глаз, философии и риторики для задурманивания голов, истино истинна лишь незримая труба, закидывающая дары внешнего мира в жерло внутреннего всепожирающего вулкана.

Однако рассуждения о задурманивании голов использовались Меркатором для задурманивания голов -- в полном соответствии с его словами. Однажды самолеты, направлявшиеся бомбить президентский дворец, приняли за него здание нашего института и сбросили бомбы прямо на нас. Меркантор страшно негодовал. Я пыталась было аппелировать: мы утоляем свое любопытство, а для вьетнамцев актуален вопрос утоления голода. Война началась не с целью разбомбить наш институт. Но тщетно, я ошиблась, Меркатор не удовлетворял любопытство, он повышал свое благосостояние и строил во имя этого карьеру. А случайно сброшенные на нас бомбы его карьеру буквально подорвали, и оправдать это не смог бы ни чужой голод, ни чужие высокие идеи.

Северный Вьетнам, как и наш институт, в глазах Меркантора был замаскированной коммерческой организацией, руководство которой ставило перед собой единственную реальную цель -- личную наживу. Сброшенные бомбы были видом конкуренции, а сама война не продолжением политики, но продолжением экономики. Что, кстати, действительно довольно часто случается. Однако чего он никак не мог понять, так это зачем бедные вьетнамские крестьяне, не смотря на летящий на них с небес напалм, продолжают сопротивляться. В чем сокрыта хитрость их коммерческой политики.

Вообще некоторый небольшой набор мировых событий портит всю стройность концепции. В некоторых случаях даже задним числом почему-то не удается объяснить поступки внушительных масс населения, опираясь только на Мерканторизм и концепцию Монетарной Интрубации (от слова «труба»). Если про Мао еще очевидно, что его истинной целью был переезд из села Шаошань в Пекин. Понятно, что Ленин старался ради госдачи в Горках, а Маркс -- ради тех денег, которые давал ему Энгельс. Про Фиделя Кастро еще понятно, что его расчет состоял в последующем личном приподъеме на продажах маек с Че Геварой. С этими «левыми» все ясно. Однако маркетинговые маневры Иисуса Христа и Джордано Бруно уже ясны не совсем. Писсаро углубился в дебри Южной Америки ради ограбления индейцев, но вот зачем Беллинсгаузена понесло в Антарктиду…

Тут в концепцию приходится вносить некоторые поправки. Например, предполагать, что желания и у этих были те, просто не сработало. Беллинсгаузен просто заблудился. Иисус хотел пробиться в верхи и разбогатеть, но не смог. Бруно, должно быть, желал побольше своих книг продать, однако столкнулся с интересами конкурирующей организации и был ей устранен.

Призмой уточненной теории любой смущающий пример с легкостью расщепляется на «составные части»: меркантильный основоположник, который хотел, но не осилил, и перехватившая организованную им трубу организация-наследник. Но для вьетнамских крестьян не срабатывает и это. Для них придется предположить, что их разве что обманули. Но если можно чем-то еще обмануть, значит, человек все-таки способен действовать ради чего-то, отличного от расширения засунутой в себя трубы.

Меркантор в конце концов решил для себя эту проблему: исключительно всех обманывали обещанием материальных благ. Вьетнамским крестьянам видимо обещали что-то настолько запредельное, что ради этого они готовы были хоть купаться в напалме. А раз так, то для борьбы с конкурентами следует внушать «их людям» что-то подобное. С тех пор Меркантор этим и занимался: изобретал способы предложить настолько мощные бонусы, чтобы перекупить все человечество в свою пользу. И Тотальную Монетарную Интрубацию тоже неуклонно внедрял -- на тот случай, если каким-то чудом вдруг окажется, что жизнь есть и за пределами трубы.

Многие тезисы «взрослой мудрости» -- изобретения Меркантора. Это он придумал спрашивать «если ты такой умный, то где твои деньги?». Это ему принадлежит мысль, будто «только совсем неопытные не понимают, что каждый старается для себя». Это он внедрил моду доискиваться, в чем личная выгода любого заметного человека. Копни любую «истину» такого толка и откопаешь Меркантора.

Он придумал целый ряд тотально-интрубационных рассуждений: если не удается выяснить экономический мотив человека или даже целой их группы, то следует сделать вывод, будто они это талантливо скрывают. Это подтверждает их меркантильное коварство. Любая толика материального вознаграждения делает все предприятие сугубо коммерческим. Если, например, доподлинно известно, что автор «Дневного дозора» (ранее «Ночного») писал его по коммерческому заказу и даже выводил заказчиков (согласно заплаченным ими суммам) как центральных или второстепенных персонажей, то это «доказывает» его, автора тотальную коммерческую направленность. Значит, и всё написанное раньше и позже тоже было сугубо коммерческим. Просто он не сознался. И остальные авторы, значит, поступали аналогично. И отсутствие коммерческого -- коммерческое, поскольку то, в чем отсутствует коммерческое, можно продавать как «некоммерческое». Раньше это было немыслимо, но сейчас многим кажется, будто это «давно доказано».

Несомненный талант Меркантора в сфере дробления Человечества на совокупность с разной степенью эффективности сосущих материальные блага труб пришелся по нраву Внеземным Цивилизациям, которые начали оказывать ему всестороннюю поддержку; их совместными усилиями даже последователи Мао и Ленина стали проповедовать всеобъемлющую универсальность экономического интереса; основанность любого общества и каждого его вздоха на перетекании стоимостей туда и обратно. Фигурирующий в их риторике «материализм», таким образом, теперь незримо ссылается на первичность не просто материи, но именно материальных ценностей как таковых. К началу двадцать первого века человечество изначалено строго приземленными материальными нуждами.

Чтобы заглушить голос своего внутреннего Меркантора, отдел Разработки Экзистенциального Софта рекомендует начать с простого эксперимента: попытаться месяц не тратить собственных денег вообще. Вместо этого обратиться к друзьям и родственникам за помощью. Через месяц, убедившись, что друзья и родственники заменяют вам собственные деньги, но собственные деньги не заменяют друзей и родственников, все полученное в виде помощи можно им вернуть.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments